Мир Вам Дорогой Гость!
Пятница, 12.04.2024, 19:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Фото Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск по темам · Общий поиск · RSS подписка ]
Модератор форума: Ольга, Иулия  
Православный форум Игнатия Лапкина "Во свете Библии" » Новости и Статьи » Новости Христианского мира » Кураев, ОПК и вражда учителей
Кураев, ОПК и вражда учителей
VKДата: Пятница, 10.01.2014, 20:55 | Сообщение # 31
Главный
Группа: Администратор
Вера: Православный
Страна: Российская Федерация
Регион: Москва
Город: Москва
Сообщений: 876
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Настоятеля храма Михаила Архангела в Ейске сняли за непослушаниеКомментарии: 13Несогласные прихожане оцепили здание и не пускают в церковь священнослужителей
О том, что настоятель ейского храма Михаила Архангела отец Серафим лишился своей должности, прихожане узнали сегодня утром, когда пришли в церковь. Утренней службы 3 января не было, зато занятия в воскресной школе должны были состояться. Однако, когда родители привели своих чад на уроки, их огорошили: занятий не будет, потому что сняли настоятеля.Спустя полчаса это известие облетело местных прихожан, которые тут же поспешили в храм.Отец Серафим
Фото: пресс-служба храма- Перед воротами церкви мы увидели много машин и неизвестных нам священнослужителей, - рассказывают прихожанки Анна Пегова и Татьяна Крохина, - они уже вовсю хозяйничали в храме, меняли замки, забирали церковную кассу и никого не пускали в помещение. А когда мы спросили, из-за чего, нам просто сказали, что так надо и теперь у нас другой настоятель. Отец Серафим прекрасный, честный, порядочный и мы ему доверяем, поэтому требуем вернуть его.Народ буквально оцепил здание храма, не пуская священнослужителей. Не помогли даже вмешавшиеся в конфликт стражи порядка, которые объяснили, что по закону прихожане не должны препятствовать действиям представителей епархии.Между тем в самой епархии уверены, что народ находится под влиянием отца Серафима, который, якобы, заранее подговорил прихожан встать на его защиту.- Отца Серафима, действительно, освободили от должности, поскольку он в течении многих лет игнорировал архиерея и епархию, не подчинялся нашим внутренним законам, - объяснил нам пресс-секретарь ейской епархии отец Александр, - когда мы приехали, народ, словно, уже был подготовлен. Люди стали кидаться на нас, ударили сотрудницу.Тем временем сам батюшка не скрывает, что снятие его с должности было для него ожидаемо.- Я не подчинялся епископу Ейскому и Тимашевскому Герману и не буду этого делать, - говорит опальный священник, - подчиняюсь только Господу, держусь православия и живу по закону Божьему. А что касается прихожан, то это их право – отстаивать меня. Отговаривать не буду, так как вообще никого не заставляю ничего делать.






Сообщения с социальных сетей "В контакте" и "Одноклассники" и ютуб канал
 
ТанюшаДата: Пятница, 10.01.2014, 23:41 | Сообщение # 32
Случайный прохожий
Группа: Новый посетитель
Вера: Православная
Страна: Кыргызстан
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
У нас в Киргизии точно такая же история. 3-го января 2014г. также приехали новые люди, сменили замки и прихожане не могли зайти в Храм, хотя строился он на средства прихожан, но нас об этом не спросили..  Убрали нашего батюшку. Навезли коробки с товаром(кружки, бокалы, ёлочки...и др.хлам.) За прилавком стоит монахиня и торгует, как на базаре - на боку сумка с деньгами..и телефон не отключается..звенит, несмотря на то, что идёт служба. Печально всё это... Идёт разрушение и вражда.

Более подробную информацию вы можете получить ЗДЕСЬ http://www.kistine1.narod.ru



Сообщение отредактировал Танюша - Пятница, 10.01.2014, 23:42
 
VKДата: Суббота, 11.01.2014, 02:17 | Сообщение # 33
Главный
Группа: Администратор
Вера: Православный
Страна: Российская Федерация
Регион: Москва
Город: Москва
Сообщений: 876
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Сообщения с социальных сетей "В контакте" и "Одноклассники" и ютуб канал
 
Игнатий_Лапкин_(ИгЛа)Дата: Понедельник, 13.01.2014, 06:15 | Сообщение # 34
Супер главный
Группа: Главный Администратор
Вера: Православный христианин
Страна: Российская Федерация
Регион: Алтайский
Город: Барнаул
Сообщений: 7670
Награды: 32
Репутация: 30
Статус: Offline
Забыть Кураева
Jan. 11th, 2014 at 10:55 PM

За что отца Андрея - по его мнению - уволили из МДА? Что за череда разоблачений и как быть с презумпцией невиновности? На эти темы Правмир пообщался с отцом Андреем.
Мария Сеньчукова | 11 января 2014 г.
Увольнением протодиакона Андрея Кураева из Московской Духовной Академии, предшествовавшей и последовавшей за этим волной скандальных публикаций в его блоге и высказываний в интервью запомнится интересующимся церковной жизнью интернет-пользователям прошедший Рождественский пост и первые праздничные дни.

- Насколько болезненно вы восприняли увольнение из Московской Духовной академии? Это утрата опредёленного положения, статуса – или что-то большее?
- Скажу честно, помимо всего прочего для меня работа в академии была еще и «средством Макрополуса», то есть лекарством для омоложения. Когда ходишь по знакомым с юности коридорам, видишь ту же самую форму семинаристов, лица старых профессоров, у которых когда-то учился сам – немножко молодеешь.

Важнее же всего то, что работа в академии – это возможность еженедельно бывать у святынь Троице-Сергиевой Лавры.
Жалко, что сейчас это утрачено.
- А потеря статуса профессора?
- Профессором богословия я остался. Это же личное звание. Как священник при переходе с прихода на приход не перестает быть священником, так и профессор. Просто я перестал быть профессором МДА.
Знаете, у меня никогда в жизни не было визитных карточек. Ни в каких архивах не найдётся визитной карточки, на которой написано: «Диакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии». Более того, когда меня представляли на лекциях или журналисты, я всегда просил: «Не надо удлинять воскрилия моей визитки. «Диакон Андрей Кураев» – этого вполне достаточно».

Будем честны: я вхожу в круг тех людей, чьё имя известно само по себе независимо от места их работы. Так что «статусных» потерь я точно не понёс и для меня это не повод для переживаний.
В профессиональном отношении у меня две равно дорогие мне родины – МГУ и Лавра. Мне всегда хотелось эти две родины совмещать, и не хотелось, чтобы передо мной жизнь ставила выбор «или-или».

- Есть вам какая-то замена на курс миссиологии?
- Это уже не ко мне вопрос. Замену найдут – кто-то будет сидеть на кафедре перед спящими студентами. Естественно, я не собираюсь становиться в позу пассажира, которого ссадили с поезда, а он кричит вдогонку уходящему составу: «Без меня вы все разобьётесь!». Это не так. И Церковь, и Академия без меня будут жить и процветать. Никаких тупых проклятий или рассказов: «Вы без меня – ничего», – с моей стороны не будет. Я не настолько идиот.

- Что для вас было неожиданным в публичной реакции на ваше исключение из академии?
- Всё достаточно ожидаемо. Неожиданными было только то, сколь много людей, включая архиереев, слали мне слова сочувствия. Наверно, никогда в жизни я не был так спокоен: есть реальное ощущение молитв многих-многих священников и монахов обо мне.

- У вас есть ощущение массовой поддержки со стороны духовенства?
- Да. Не от личных встреч – сейчас такие дни, что я особо никуда не езжу и не хожу, но телефон горячий от sms-ок, звонков, в почтовом ящике число содержательных писем почти сравнялось с числом спамовых рассылок…

Причём нередко люди пишут не лично от себя, а примерно так: «Сейчас за чаем с отцами встречались – мы все на вашей стороне. Наконец-то гнойник должен быть прорван!». ( Read more... )
602 comments
Leave a comment
Add to Memories
Состоялась по инициативе журнала "Сноб".
Я долго, целый час, думал - принимать приглашение или нет.
Понимал, какое улюлюканье поднимется со стороны наших фарисеев.
Но потом понял, что у меня нет ни одной Евангельски обоснованной причины для отказа.
Ну, нет такого основания в Евангелии, чтобы отказать человеку, просящему тебя о встрече и беседе.
Разве что "страх иудейский".

Осуждающим меня за это предлагаю подумать: а как сказался бы и на моей репутации и на образе Церкви мой отказ от просимой встречи?

Послушайте слова архим. Тихона (Шевкунова):

"Для молодёжи создан образ Церкви жестокой, непримиримой, требующей крови. Мне приходится часто ездить и на каждой встрече, особенно светской, мне задаётся этот вопрос. Мы не смогли адекватно ответить на это в СМИ. А СМИ создали крайне негативный образ церкви".

И вот на такой образ Церкви ложится новость о моём брезгливом отказе...

Видео встречи будет на сайте Сноба.

Я рад, что они не намерены повторять в храмах акции, подобные той, что привела их в тюрьму.
Я рад тому, что в зонах они ходили в храмы и ждали внимания к ним священников.
Я рад, что они будут помогать открытию храмов в зоны.
Я рад, что они намерены помогать заключённым.
Я рад, что они несогласны с "крестоповалом" Femen.
Я рад, что они видят в мире церкви и разнообразие и перемены.
Я рад, что они на свободе.

Мы не говорили о тех проблемах, что обсуждаются в моём блоге в последние дни.
Речь шла о разновекторных переменах в церкви, и, мне кажется, у нас был определённый консенсус в том, что церковь — это мир разных людей, она многолика и она менялась в разные стороны на протяжении истории.
Человек не тождественен минуте своего греха. И поэтому надо дать ему шанс, а не замыкать его в его же прошлом.

1656 comments
О чем бы я рассказал на кафедре теологии в МИФИ

– О том, что мужские носки являются квантово запутанными объектами:
1. Носки в паре когерентны - характеризуются одинаковой чистотой и формой.
2. Мы можем достаточно точно определить координаты только одного носка и при этом теряем возможность определить координаты другого.
3. Носки находятся в суперпозиции левого и правого. Как только мы определяем, является ли один носок из пары левым или правым, другой мгновенно приобретает противоположное состояние, независимо от расстояния между носками.

Ergo:
Если мы носкам готовы кланяться до земли, то почему бы не поклониться Творцу звезды по имени Солнце?
1034 comments
Суррогатное материнство в Ветхом Завете

Сторонники «суррогатного материнства» утверждают, что эта биотехнология имеет аналог в священной библейской истории.

По их мнению, именно таковы были отношения Аврама с Сарой и Агарью (Быт. 16) и Иакова со своими жёнами Рахилью и Лией и их служанками Валлой и Зелфой (Быт. 30).

Прежде всего, таких толкователей надо предостеречь от вкусового отношения к текстам Ветхозаветного Священного Писания. Им по душе такое поведение этих героев книги Бытия. Но иные читатели, вдохновлённые столь буквальным переносом парадигм из древности в современность, могут предложить актуализировать иные эпизоды ветхозаветной истории и законодательства – например, народный самосуд с казнью за прелюбодеяние, гомосексуализм, колдовство, аборты (Левит, 20).

Не все практики и нормы Ветхого завета, тем более те, что предшествуют даже появлению законодательства Моисеева (а именно их и описывает книга Бытия) обладают непреходящим значением.

Описанная в книге Бытия архаичная практика рождения служанками детей от их хозяина для их хозяйки не повторяется нигде на дальнейших страницах библейской истории. Отдают ли себе отчёт такие «подражатели» Библии, что в качестве примера они избирают события, относящиеся к 17 столетию до нашей эры?

Данные эпизоды прежде всего предлагают модель неравноправно-полигамной семьи: у одного мужа несколько жён, причём с заведомо разными правами (собственно жена и рабыня).

Сходство этих отношений с СМ весьма натянуто:
1. Никому из библейских персонажей не делали ЭКО.
2. Никто из положительных героев Библии не отрекался от своего ребёнка и не продавал его.
3. Связь детей и их матерей не разрывалась. Нигде в Писании не видно, чтобы женщины-заказчицы впоследствии и в самом деле считали детей, рождённых их служанками, своими. Дети, рожденные служанками пусть и по просьбе хозяек, во всём дальнейшем повествовании именуются детьми именно своих матерей: «Вот житие Иакова. Иосиф, семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Валлы и с сыновьями Зелфы, жён отца своего» (Быт. 37,2). «Это сыны Зелфы; она родила их Иакову шестнадцать душ… Это сыны Валлы, она родила их Иакову всего семь душ» (Быт. 46 18-25). «Агарь родила Авраму сына; и нарек [Аврам] имя сыну своему, рожденному от Агари: Измаил» (Быт. 16,15); «Сарра сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына ее» (Быт. 21,10).

И, конечно, не надо путать усыновление чужого ребёнка и суррогатное материнство. Нет греха в том, чтобы две женщины по взаимной договорённости считали одного и того же ребёнка своим и равно по матерински относились к нему. Грех состоит в отлучении выносившей и родившей женщины от её ребёнка. Ничего подобного упомянутые библейские истории не описывают.

Кроме того, сторонники суррогатного материнства в своих псевдо-богословских упражнениях уверяют, будто всякое репродуктивное событие есть проявление прямого благословения Божия. Это не так. Есть люди, рождённые в результате изнасилования. Конечно, и такие дети дороги Богу. Но то изнасилование, которое дало начало их жизни, было бы некорректно расценивать как «Божие благословение», а насильника воспринимать как исполнителя воли Бога. Православное богословие в таких случаях различает волю Бога (которая всегда блага и свята) и попущение Божие, то есть ситуацию, когда действие злой человеческой воли не пресекается Богом, но терпится Им (см. Климент Алекс. Строматы кн. 4,12,36-38).
1107 comments
Альтернативная точка зрения

"Революции не будет
Кирилл Фролов
глава "Ассоциации православных экспертов"

Что и требовалось доказать. Кураев призвал студентов Казанской семинарии к революции. Вот в чём цель его "разоблачений". Последние из них- бред полный, например, что Казанская семинария имеет возможность вскрывать электронную почту студентов... Революция антипатриаршая. Кураев пытается обвинить Святейшего Патриарха Кирилла в покрывательстве содомитов, дескать, от года назад комиссия о. Максима Козлова ничего не заметила. Не было, значит, фактов. Как только они появились - сразу заметила. То есть Кураев под видом сопротивления "голубому лобби" призывает студентов не верить легитимной церковной власти, Патриарху Кириллу и органам церковной власти, В ЭТОМ СУТЬ ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Борьба с извращенцами- предателями Церкви здесь ни причём. Главным борцом с этим и прочим злом является Святейший Патриарх Кирилл, но Кураев пытается опровергнуть факты, что именно Святейший является главным борцом с извращенцами - он пытается бросить тень на рукоположенный Патриархом новый епископат, который, на самом деле, тщательно проверяется на верность монашеским обетам. Управление Делами МП работает хорошо.

Экспертные рекомендации- революцию задушить. Революционные выступления семинаристов, хамски пославших святого Иоанна Кронштадтского, в 1905 году против православного Царя - позор, который не должен повториться.
Укрепление Патриаршей власти, миссионерской вертикали. Введение "чрезвычайного положения" с прямым Патриаршим правлением" в Казанской митрополии. Жёсткая чистка. Для пресечения смуты отправить студентов на миссионерские послушания- в кряшенские деревни, в районы, где вахххабиты вытесняют или вытеснили Православие, в новые районы Казани и др. городов Казанского края.
Очевидно, что в среде тех, кто рукоположен до Патриарха Кирилла, особенно в эпоху госатеизма, когда проводилась политика разложения и шантажа Церкви, может быть всякое. Поэтому наша задача- и душить революцию, под какими бы благовидными предлогами она не пропагандировалась бы, и, одновременно, делать всё для укрепления Миссионерской власти Патриарха Кирилла, политики тотальной миссии, очищения Церкви от разложившихся элементов."
1009 comments
Link
Хоббит. Монолог Бургомистра Озерного города

В книге этого нет, а во второй серии есть.

— Все эти слухи о восстании… кто-то занимается подстрекательством…
— Настроение в народе, сир, всё хуже.
— Это лишь простолюдины, Алфрид, они вечно всем недовольны. Не моя вина, что их город насквозь провонял рыбьим жиром и дёгтем. Работа, кров над головой, еда — только и умеют, что блеять об этом.
— Разумеется мне, сир, что их подстрекают смутьяны.
— Значит, надо найти этих смутьянов и арестовать.
— Совершенно с вами согласен, сир.
— А все эти кривотолки о переменах надо пресекать. Нельзя позволять всякому сброду кучковаться и шуметь. Не успеешь оглянуться, они станут задавать вопросы, создавать комитеты, наводить справки.
— Долой старое, даёшь новое.
— Чего?
— Так они считают, сир. Даже поговаривают о выборах.
— Выборы?! Это абсурд. Я в этом не участвую.
— На это они и рассчитывают, сир.
703 comments

Link
Возвращаемся в Казань.

И все таки странно молчание ягнят
Ну, как-то еще понятно молчание семинариста, который ждёт посвящения в сан и назначения на приход. Однако ведь не все семинаристы таковы.

Например, в прошлом, 2013 году, из 10 выпускников КазДС сан приняли 2 человека (1 стал священником, и один – диаконом).

Остальные - "разбежались". Многие сменили номера телефонов. На что жаловался сам митрополит Анастасий в речи на начало нынешнего учебного года: "Мы им звоним, они не берут трубки. Преподаватели ведут неправильную политику, поддерживают этих хищниц, что похищают наших семинаристов."

В чём вообще смысл существования такой семинарии? При проверке учебным комитетом год назад Литургику казанские семинаристы написали на стабильную двойку. Ветхий Завет, Новый Завет и другие богословские (то есть – базовые) дисциплины - на тройки. И лишь Историю РПЦ студенты знали на 4.

То есть семинария к принятию сана не готовит.
Знаний не даёт.
Зато даёт своеобразный постельный опыт.

Посвящение в голубую ложу чаще всего происходит на первом курсе. Обычно к человеку подходит помощник митрополита-ректора (Виктор Саныч Новиков), и спрашивает "ты с нами или не с нами?". Без конкретизации, без насилия... Просто описываются привилегии, которые получишь, если "с нами".
Именно «мягкость» подобной вербовки для устоявших становится моральным оправданием их молчания. Ведь не насилуют же, можно отказаться. А судить не хочется, пусть сами разбираются со своими склонностями…

В семинарии натыканы камеры, микрофоны. Студентов прослушивают.
Начальнички угрожают своими связями в республиканских органах: мол, все телефоны семинаристов прослушивают, все становится известным. Когда начался скандал, стали вскрывать электронные ящики семинаристов и преподавателей. Обещали (студентам) вскрыть и мой ящик, чтобы узнать, кто из семинаристов мне писал: «Мол, мы могем всё, от нас не уйдёшь!».

Смысл существования семинарии в этом раскладе просто теряется. За что держатся студенты? Знаний не получают. Профессии тоже: сан принимать в большинстве своём не собираются…

Так зачем проводить юность в атмосфере казармы и унижений?

Основная жалоба, на основании которой приехала комиссия в декабре 2013 года, была отправлена почти три года назад!
Судя по всему, изнасилованный семинарист, написавший ту жалобу, сейчас не учится, отчислился. Но уходя, написал разъяснение о домогательствах Кирилла Илюхина. В том случае «по доброму» не удалось договориться.
Это было, когда он был на первом курсе, то есть ему было 16-17 лет.

Так что патриархия уже давно знала о произошедшем. Год назад комиссия того же Козлова уже была там - и предпочла ничего не заметить и не услышать.
Властные полномочия Илюхина по управлению школой перешли к инспектору - иеродиакону Владимиру (Саливанову) который, говорят, славен теми же склонностями и теми же методами.

Последняя новость:

11 января в 11:00 состоится общее собрание профессорско-преподавательского состава Казанской духовной семинарии.
В повестке дня, помимо текущих вопросов, ознакомление с новыми положениями об Ученом Совете, об Административном Совете семинарии, а также положение о премировании сотрудников.
Общее собрание возглавит Ректор семинарии митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий.
http://www.kazds.ru/index.php/items/anonsy/415-obshc.

Вижу две возможности успешного протеста:
1. Может, семинаристы сами придут на это собрание со своими рассказами и требованиями?
Лучше всего было бы прямо на этом собрании избрать временно исполняющего обязанности ректора.

Убежден, среди преподавателей есть люди, которые за санацию школы и которых не заставит молчать даже перспектива остаться без премии из рук гомоиерарха. Ну не все же там дапирасы! Не может быть такого! Интересно, а не хотел бы о. Максим Козлов присутствовать на этом собрании?

2. Ну а если и 11 января все будет безпеременно и безпокаянно, то что же мешает ребятам просто разойтись по домам до полной дезинфекции этого гадюшника?

Ребята, дорогие, для вас действительно пришла минута выбора. Отмолчитесь, пригнетесь, на вас останется клеймо на всю жизнь Стыдно будет признаваться, что вы учились именно в КазДС и именно в это время, когда что то можно было изменить. Знали, молчали, поддавались.
Если уйдет значительная часть - другие не смогут остаться так как это будет равносильно признанию в собственной опущенности. А пустая семинария это уже то чего не замечать нельзя. Луче уйти всем и сразу, чтобы не разглашать трагедию отдельных собратьев и сохранить анонимность греха, опротестовав тем не менее сам грех.

Ну как диакон говорю: Восстаните!
Хоть у вас и двойка по Литургике, но, может, вспомните этот возглас.
1982 comments

Политическое

Тут у меня ничего не поменялось.
Это не мое. Обычно я становлюсь противником той партии, чью агитку смотрю или читаю в текущий момент.
Чем больше Мамонтова (речь не о личности, а о стиле пропаганды) на экране - тем дальше я от него.
Чем больше Навального (опять же речь идет о стиле и интонации, а не о человеке) в эфире - тем ближе мне... Нет, не Мамонтов. Блаженный Августин и труды по византологии.
Ну это такой старый университетский рефлекс: движение ушами, приводящее к стряхиванию навязчивых макаронных изделий.

Мне вполне хватает одной единственной идентичности: православного христианина.
А общаться я готов ну если не со всеми, то с очень многими. Позовет в эфир Аркадий Мамонтов - приду. Позовет Дождь - зайду и к ним.

Так что если вы видите меня в одних СМИ и не видите в других, то это итог не моего выбора или политических симпатий, а чьих-то стоп-листов.
Если кто-то из политиков меня вдруг похвалил - это не означает, что я втайне подписал с ним унию и принял символ его политической веры.

Ни на какие митинги по прежнему не хожу и их не созываю.
Впрочем, как насчет флэш-моба в воскресенье в 10 часов в православных храмах?
При себе иметь веру и радость о Рождшемся Христе.
561 comments

Почему семинаристы и иподиакона не подают в церковный суд

В нашей Церкви два суда:
Епархиальный (то есть региональный, местный) и Общецерковный.

Каковы шансы мирянина выиграть Епархиальный суд против своего епископа при условии, что:

(далее цитирую Положение о церковном суде:
http://www.patriarchia.ru/db/text/428440.html)

«Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям.
Председателя, заместителя председателя и секретаря епархиального суда назначает епархиальный архиерей. Остальные судьи епархиального суда избираются Епархиальным собранием по представлению епархиального архиерея.
Заявление о церковном правонарушении, подлежащее рассмотрению епархиальным судом, должно быть подписано и подано членом Русской Православной Церкви на имя епархиального архиерея той епархии, в юрисдикции которой находится обвиняемое лицо.
Решения епархиального суда (за исключением повторных решений, принятых в порядке, предусмотренном статьей 48 настоящего Положения) утверждаются епархиальным архиереем».

"Епархиальные архиереи самостоятельно принимают решения по делам о совершении церковных правонарушений в случае, если данные дела не требуют исследования".
Такая формула дает возможность самому епископу решать - передать ли поступившую жалобу в суд (пусть даже в свой, самый карманный), или же просто сжечь. Ничего обязующего епископа тут нет. Мне все ясно: я не виноват. Расследования не будет.

Клирики осаживаются особо: «В случае подачи клириком явно клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому прещению ( наказанию), которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был доказан ( II Вселенского Собора 6 правило)».

Предположим, семинаристы подали иск не на епископа, а на своего проректора и выиграли его. Что дальше?
«Решения епархиального суда, содержащие резолюцию епархиального архиерея об освобождении обвиняемого лица от должности или о переводе клирика на иное место служения, обжалованию не подлежат».

То есть семинаристы пожаловались на своего голубого проректора. Произошло чудо: свою правую руку руку епископ признал виновной. И страшно наказал: перевёл его служить в другой храм в пределах одного и того же города, но при этом оставил на административном посту проректора. Всё: блокирована правовая перспектива продолжения расследования. Обжалование такого приговора суда и епископа в Общецерковном суде невозможно.

Может ли мирянин (в т.ч. семинарист или келейник) в таком случае прямо обратиться в Москву, в Общецерковный суд с жалобой на епископа?

Нет:
«Заявление о церковном правонарушении архиерея, подлежащее рассмотрению Общецерковным судом, должно быть подписано и подано на имя Патриарха Московского и всея Руси: в отношении епархиального архиерея — любым архиереем либо находящимся в юрисдикции соответствующего епархиального архиерея клириком».

Про мирян - ни слова.

Так что у обиженных ребят нет ни малейших шансов на успех в порядке внутрицерковного судопроизводства.

И они об этом знают.

А за попытку обратиться в гражданский суд их обвинят в том, что они досаждают архиерею, выносят сор из избы, "судятся перед внешними" и т.п.

Поэтому они пишут мне.

А я тоже не могу подать жалобу, ибо не клирик Тверской или Казанской епархии и не могу жаловаться на не своего архиерея.

Поэтому как последний "предатель в рясе" пишу здесь.

Что могло бы разбираться в судах:

http://diak-kuraev.livejournal.com/576445.html
http://diak-kuraev.livejournal.com/579299.html

***

Вообще в нашем современном церковном праве хорошо бы заметить быстро растущую прослойку профессионально-православных мирян и как-то оговорить их права. Это учащиеся духовных школ и церковные сотрудники (епархиальные, монастырские и приходские).

***
В блоге у о. Саввы тутунова, секретаря Общецерковного суда, говорится сегодня:

"1) Церковный суд есть.
2) Церковный суд работает, дела рассматривались, решения принимались (в основном это были апелляции клириков, в большинстве случаев удовлетворенные, на прещения, наложенные в епархиях).
3) Церковный суд рассматривает дела на основании заявлений, написанных на имя архиерея (в епархиях) или Патриарха (на общецерковном уровне).
https://www.facebook.com/savvaserge

Ну речь то у меня идет не о факте наличия и работы суда, а о процедуре,которая в принципе не дает шанса мирянину выиграть тяжбу с епископом.
паки и паки: в Общецерковный суд мирянин не имеет права обрщаться. А суд низшей инстанции и возглавляется тем самым епископом, которого обвиняют. И что дальше?

Увы, о. Савва так и не объяснил, как обиженный мирянин (семинарист) может пожаловаться на своего епископа.
706 comments

На радио Свобода

http://www.svoboda.org/content/article/25223767.html

– Часть комментаторов связывают гонения на вас с обидой патриарха Кирилла, который мог связать ваши заявление о "голубом лобби" в РПЦ со священнослужителями из своего окружения. Вы верите в такую версию?

– Насколько я знаю, это версию озвучил человек, который представляет себя как приближенного к патриарху человека, это агрессивный публицист Кирилл Фролов. Я с его версией согласиться не могу, потому что знаю патриарха Кирилла как умнейшего человека, который, кроме того, еще и серьезный политик, умеющий на много ходов вперед просчитывать свои действия. Патриарху Кириллу я прекрасно известен – мой характер, склад души и прочее. Трудно представить себе, что можно вот так со мной поступить и заставить меня тем самым забыть о той теме, о которой в декабре все говорили. Когда меня увольняют из Академии с формулировкой "За деятельность в блогосфере", понятно, что вся блогосфера тут же бросается и читает эти самые сообщения, которые были сочтены неуместными. То есть происходит невероятное усиление аудитории.

Это легко просчитать.
Если верить Кириллу Фролову, именно патриарх Кирилл принял крайне истеричное, мстящее решение, совершенно неумное и непродуманное, с огромными последствиям для всей церкви. Я более высокого мнения о моем патриархе, поэтому я полагаю, что такое решение принято под давлением на Академию извне. Я полагаю, это результат действий некоего корпоративного "голубого лобби".



Пс.118:113 – «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю».

Более подробную информацию вы можете получить ЗДЕСЬ
http://www.kistine1.narod.ru
 
Игнатий_Лапкин_(ИгЛа)Дата: Среда, 15.01.2014, 14:53 | Сообщение # 35
Супер главный
Группа: Главный Администратор
Вера: Православный христианин
Страна: Российская Федерация
Регион: Алтайский
Город: Барнаул
Сообщений: 7670
Награды: 32
Репутация: 30
Статус: Offline
Текст беседы с PR
http://www.snob.ru/selected/entry/70399
ЛИД: “Сноб” публикует текст субботней беседы протодиакона Андрея Кураева с Марией Алёхиной и Надеждой Толоконниковой, организованной редакцией проекта

СНОБ: Отец Андрей был, наверное, единственным человеком с духовным саном, который поддерживал вас в 2012 году и имел даже некоторые проблемы в связи с этим. В одном интервью вы даже говорили, что готовы предоставить девушкам некое убежище, естественно, не политическое, а от тех, кто мог бы поднять на них руку. Надя, Маша, если бы вам в тот момент вдруг понадобилось такое убежище, вы бы приняли такое предложение от отца Андрея?

Толоконникова: Нам абсолютно не нужно было укрытие, потому что ненависть к нам нагнетало именно государство. Катя Самуцевич, например, после выхода не пересеклась ни с кем из тех, кого настойчиво рисовали нам в первую очередь следственные органы и наш следователь Ранченков – как наших антагонистов. - Закрывая нас, он мотивировал наш арест именно тем, что он нас от них спасает.
Если от кого-то нам вообще нужно было укрытие, то только от государства. Но для нас это тоже не вариант, поскольку мы живем в России и хотим жить в ней дальше. В государстве никуда не скроешься и, собственно, скрываться вообще не от кого в таком случае. Андрею Кураеву огромное спасибо за его позицию. Не знаю, стоит ли ее обсуждать - наверное, это позиция, которая идет от души. Поэтому единственное, что хотелось бы сказать - огромное спасибо.

Кураев: Не надо преувеличивать степень моего альтруизма. В этом был также и мой эгоизм. Такой, скажем, корпоративный. Для меня это был не только вопрос вашей, девушки, безопасности, но вопрос чести Церкви, к которой я все-таки принадлежу, и с которой бы хотел впредь быть единым.

Ученый совет Московской духовной академии постановил, что “Андрей Кураев регулярно выступает в средствах массовой информации и блогосфере с эпатажными публикациями”, и что “его деятельность в данных областях остается в ряде случаев скандальной и провокационной”. Совет муфтиев России называл вас “провокатором в рясе”. Акцию Pussy Riot называли религиозной провокацией. Получается, вы внезапно оказались в одном лагере?

Кураев:
С начала о словах немножко. Слова "эпатаж", "скандал" - это такие слова вкусовые. Понимаете, слова "мракобес", "либерал", "ретроград", "скандалист", - очень оценочные. Скажем, в религиозной оценке фанатик, мракобес - это те, кто относится к религии чуть-чуть серьезнее, чем я сам. Соответственно, в чьих-то глазах я мракобес, кто-то - в моих глазах мракобес. Теперь насчет скандала и эпатажа. Само греческое слово "скандал" присутствует в Библии. В знаменитой фразе Апостола Павла: "мы проповедуем Христа распятого, для иудеев - соблазн, для эллинов - безумие" – там, где в русском переводе используется слово "соблазн", в греческом оригинале стоит "скандал". Причем филологи говорят, что восходит это греческое слово к индоевропейскому, санскритскому корню "аскандати", что значит подпрыгивать на месте. То есть это такая мирооскорбленность, когда человек не может просто усидеть, вот он и вскакивает. Для разных людей - разные пороги скандальности. Для кого-то проповедь апостола была жутким скандалом. ...

Провокаторы - это, если говорить по-русски, зачинатели. Я что-то пробую начать, да. Более того, я сам себя называю разрушителем. Когда я приезжаю в какой-то город с лекцией, у меня есть три часа на общение с аудиторией. За это время я не смогу что-то построить. Но этого времени мне может хватить для того, чтобы разрушить некоторые стереотипы и показать, что мир христианской жизни интереснее, он не сводится к железобетону, который вам издалека мерещится. Так что я провокатор, безусловно. Вопрос в том, что провоцировать.

Толоконникова: Если объединять вот так, по каким-то совсем общим характеристикам, то так можно объединить почти всех. Только не в один лагерь, пожалуйста - мне не очень нравится эта формулировка, особенно после того, как я там почти два года просидела.
Есть ли в нас общее? Да. Это некоторый поиск правды и стремление к тому, чтобы не останавливать мысль. В связи с этим, понятно, случаются вещи, которые называют скандалами, эпатажем. Это действительно общее в нас, но это не повод заносить нас в один лагерь - это основание для диалога, из которого можно выйти на новые мысли. Я надеюсь, что можно.

Алехина: В любом обществе появляются отступники. И эти люди обществу необходимы. Потому что без провокации общество не будет развиваться, оно будет только стагнировать. Мы никогда не противопоставляли себя институту церкви, мы лишь оставляем за собой право на критику.
Церковь провела агрессию по отношению и к вам, отец Андрей, и к вам, девушки. Это способно что либо изменить в вашем отношении друг к другу в контексте ваших ролей?

Кураев: С самого начала был возможен диалог. Точнее, он был невозможен до вашего выхода на свободу. Потому что, хотя я не был согласен с вашим перформансом, я был убежден, что нельзя критиковать человека, сидящего в тюрьме, человека, у которого кляп во рту и связаны руки - это нечестно. Не надо преувеличивать степень моего альтруизма. В этом был также и мой эгоизм. Такой, скажем, корпоративный. Для меня это был не только вопрос вашей, девушки, безопасности, но вопрос чести Церкви, к которой я все-таки принадлежу, и с которой бы хотел впредь быть единым. Но теперь вы на свободе, слава Богу, и - ух, я вам покажу!

Толоконникова: Это круто. Мы рады. Мы очень любим критику. Особенно, когда мы можем на нее отвечать. В тюрьме это была одна из самых страшных вещей - понимать, что у тебя нет голосовых связок. Все говорили про нас, а мы ничего не могли сказать в ответ. И когда на суде пытались как-то прояснить свою позицию, нам говорили: "Говорите ближе к сути дела"...

Алехина: А это и было сутью дела, собственно говоря. Приходилось под какими-то юридическими предлогами, под видом ходатайств, объяснять то, что является очевидным для нас.

Кураев: Так вот: спустя два года после этих событий я бы сказал, что объективные последствия вашей акции, которых никто не мог предсказать, оказались очень серьезными и болезненными. Масштаб вашей акции тоже невозможно было определить - мне она казалась каким-то мелким эпизодом сначала.
Но, объективно, вы притиснули Патриарха к кремлевской стене. То есть, еще в январе 2012 года в интервью с Киселевым Патриарх говорил: “Наши люди и там, и там" - и на Болотной площади, и на Поклонной горе, и так далее.

Но череда скандалов, первым из которых был связан с вами, привела к тому, что значительная часть симпатий городской интеллигенции, христианской интеллигенции к церковному официозу была утрачена. Это было заметно уже весной того же года.

В этих условиях Патриарх сделал очень серьёзный выбор и для себя, и для всех нас: он решил опираться на народническо-государственный фланг, который был ему чужд, когда он был митрополитом. Он был министром иностранных дел, у него была репутация западника. А тут произошла радикальная перемена самопозициирования.

Толоконникова: Вы преувеличиваете нашу роль. Как мне кажется, патриарх уже давно носил в себе эту идею. Люди, которые вышли стоять в очереди к Поясу Пресвятой Богородицы, противопоставлялись людям, которые выходят на митинги. И потом, он сказал, что православные люди вообще не ходят на митинги.

Кураев: Пояс приехал в октябре, митинги прошли в ноябре.

Толоконникова: Это было до нашего выступления - совершенно точно.

Кураев: Это разновременные события.

Толоконникова: Но некоторое идейное противопоставление, мне кажется, было уже достаточно давно.

Кураев: Быть Патриархом крайне сложно, я бы очень не хотел. Это тяжелейший крест. А ваша акция и ее последствия оказались еще одной гирькой к нему. Мир нанотехнологий учит ценить мелочи.. По Фрейду, культура - это система табу. И одно из главных табу - разделение мира на сакральные пространства и ненарушение сакрального пространства. В этом смысле я, конечно, не могу одобрить вторжение в сакральное пространство храма. Я имею в виду не автомойку, например, под храмом, а молельный зал. Мне это не нравится. Самое главное, в момент вашего выступления там не было Патриарха.

Толоконникова: А вам не кажется лукавством четкое проведение границы между сакральным пространством и залом церковных соборов, в котором происходит... ну, вы сами знаете, что там происходит?

Кураев: Нет. Почти в каждом храме есть туалет. Есть пространства в храме, где бабушки, которые там служат, спокойно, открыто пьют чай, едят сухарики. Но в алтаре они этого не делают.

Толоконникова: Хорошо, давайте тогда о границах: женщине нельзя заходить в алтарь, а мы были на солее. Женщине запрещалось находиться на солее. То есть, получается, даже по церковным правилам наше обвинение несколько несостоятельное.

Кураев: Это обвинение в ваш адрес я никогда не понимал: “Ах, эти женщины зашли на солею!". Я знаю множество храмов и в России и за пределами России, где чтимая икона находится в иконостасе…

Алехина: Я видела это собственными глазами.

Кураев: ...и множество людей, женщин в том числе, подходят и целуют ее. Поэтому вопрос не о том, что чьи-то ноги оказались на солее. Признаюсь, вам исключительно «повезло» и с защитой и с обвинителями. И с той и с другой стороны такие пенки были!

Алехина: Все-таки речь идет о храмовом комплексе. И “комплекс” здесь - не менее важное слово. И мне кажется, здесь надуманная сцена.

Кураев: Есть и монастырский комплекс, в котором есть спальный корпус, есть трапезная, есть хозяйственная служба...

Толоконникова: Все-таки, это некоторое лукавство. Это ход ФСБ-шников, КГБ-шников советского времени. Когда диссиденты вышли на Красную площадь в 1968 году, им потом на допросах говорили: “Почему вы не могли все это в Александровском саду сделать? Вы же пришли в самое святое, самое чтимое советскими людьми место. Вы оскорбили их чувства”.

И вот этот аргумент будет существовать всегда, куда бы ты ни пришел.

Алехина: То, что мы немножечко ошиблись этажом, по вашему мнению - это, мне кажется, не столь существенно.

Кураев: Вы не дети, поэтому об ошибке я не говорю - вы знали, куда шли и зачем, и рассчитывали на определенный эффект. Ошибка - это когда я замышлял одно, а получилось совсем другое. В данном случае все-таки речь идет о некоем целеполагании. Ну не стоит так использовать храмы! Тем более, что, к сожалению, логика тех процессов, в которых вы участвовали - назовем их арт-процессами - такова, что на каждом следующем этапе требуется усиление дозы. Когда в Киев прибыл крест апостола Андрея Первозванного, какие-то местные феминистки уже хотели... даже говорить-то неудобно. Просто насрать хотели в храме.

Толоконникова: Эти вещи происходят всегда. С достаточной регулярностью кто-то срет в храме, кто-то плюется на иконы, но очень редко это достигает такого градуса общественного обсуждения, как то, что случилось с нами. Собственно, мы были невинными младенцами по сравнению с тем, что в норме происходит в огромном количестве храмов.

Кураев: Какая же здесь норма-то?

Толоконникова: Но это факт, это то, что регулярно происходит. Если мы говорим о вандализме...

Кураев: Вот да, это называется вандализм, но это не норма - нагадить в храме. Я против такой нормализации.

Толоконникова: Хорошо. Окей. Я согласна с вами и не буду употреблять слово “норма”.

Кураев: Когда над вами шел процесс, я говорил, что, на мой взгляд, у вас есть спокойный путь снять обвинение в разжигании религиозной ненависти к какой-то группе людей.

Алехина: Мы только этим и занимались.

Кураев: На мой взгляд, это следовало достаточно четко выразить тому “крестоповалу”, который “феменки” делали в Киеве.

Толоконникова: Мы неоднократно говорили, что мы против этих акций.
Кстати, отец Андрей, как вы вообще поняли акцию Pussy Riot? Для чего она вообще была? По-вашему?

Кураев: Участники этой акции много раз ее объясняли, и в этом есть своя правда и предсказуемость: если церковь вмешивается в политику, то должна быть готова, что и политика вмешается в мирное течение церковной жизни. Вопрос в форме этого вмешательства - попало ли оно в цель и к каким последствиям привело. На мой взгляд, привело это к еще большей церковной политизации. Это событие инициировало, может быть, ускорило даже, какую-то ферментацию тех процессов, которые начинались и раньше, но ускорились. Я нередко говорю, что я не меняюсь, я остаюсь прежним - но Церковь меняется.

И мне больно расставаться с той церковью, советской церковью, в которую я пришел. Та церковь гонений была для меня дорога.
Один из главных вопросов - чему мы, церковные люди, научились за годы гонений.

Уже в начале девяностых годов меня стало ужасать поведение православных, которые мечтали о репрессиях против несогласных: “Зачем сектантам дают право слова? Зачем американцев пускают к нам проповедовать? Нам надо их всех выгнать!” - и так далее. Когда ты только вышел из тюрьмы и уже начинаешь мечтать, как бы посадить туда своих гонителей, значит, тюрьма пошла не на пользу.

Так же было в четвертом веке - церковь поразительно быстро прошла путь от гонимой до казнящей, от императора Константина до Феодосия Великого. Ста лет не понадобилось! Потрясающе быстрая эволюция. И вот мне очень не нравится, что эта похожая эволюция происходит и сегодня.
Можно сказать, что акция Pussi Riot выступила катализатором этой эволюции, в результате которой и по вам ударило?

Кураев: Это одно из непредсказуемых последствий акции, да. Обвинять вас в этом нельзя, но логическая связь, мне кажется, есть.
То есть, церковь может от одной песенки...

Толоконникова: Это чудовищное преувеличение.

Алехина: Дело не в церкви. Дело в том, что диктат всякий раз порождает нетерпимость. Всякий раз. И в этом случае тоже именно диктат стал катализатором. А наша акция, точнее, то, что через нашу акцию проявилось, в данном случае - это случайность. Во многом случайность.

Кураев: Случайность, конечно. Такая же случайность, как если бы я ехал в метро и на меня бы сосед чихнул. Но то, что этот вирус на меня воздействовал - это результат моей предрасположенности. Вирусы везде и всюду, но не все мы заболеваем. Для того чтобы какое-то случайное воздействие столкнуло какие-то процессы, конечно, должна быть предрасположенность. Это несомненно. Поэтому сегодня вопрос в нас самих. Я же говорю, что в девяностые годы я начал пугаться некоторых моих единоверцев.

Толоконникова: Как вы полагаете, возможно ли было такое чудо, чтобы вместо Кирилла на место патриарха пришел человек, который больше напоминает Папу Франциска, нежели патриарха Кирилла?

Кураев: У Бога возможно все. Но я считаю, что Божий промысел именно в этом.

Алехина: Почему этого не произошло?

Кураев: Божий промысел. Я активно поддерживал избрание Патриарха Кирилла пять лет назад, и я об этом не жалею. Я считаю, что Божий промысел состоит и в том, чтобы Церковь прошла через тот период, в котором мы находимся сегодня. У нашей церкви есть опыт гонений на нас, и есть опыт в соучастии в гонениях на других сограждан. Одного опыта у нас нет – опыта общественной инструкции. Так-то государственная власть за нас, в тюрьмы батюшек не отправляют, но на улицах - косятся. Вот это психологически сложно, даже сложнее, когда просто государство против тебя.

Толоконникова: Как вы думаете, какое время должно пройти, чтобы мы перешли с этого этапа на какой-то новый?

Кураев: Я не знаю. Для меня это личная боль, церковная боль. Это опять возвращение к вопросу о том, чему мы научились за годы гонений. Скажу на языке философского факультета, родном. Одна из новизн того завета, который христиане называют Ветхим, состоит в том, что история стала восприниматься как пространство теофании. То есть, не в движении комет, звезд, не в ураганах проявление воли богов, а в истории твоего народа.

Любое событие должно стать знаменьем и требует истолкования. Вот это - функция древних еврейских пророков, их служения. Христианское сознание эту парадигму унаследовало. И вот, в двадцатом веке мы видим, что в истории двадцатого века Божий промысел снес все православные короны.

Пала православная корона греческая, русская, румынская, болгарская, албанская, сербская - все православные монархии пали. Церковь русская прошла через невероятные испытания. Никогда в Римской империи таких гонений не было, как в советские времена, таких длительных, таких массовых, жестких, с таким репрессивным аппаратом.

Вопрос: за что?
За что Господь нас прижигал - не таблеточки прописал, а прижигал раскалённой кочергой? До 1917 года у нас такие язвы, такие гнойники под парадной позолотой были, что только выжиганием можно было лечить.

Я делаю вывод, может быть, дерзновенный, о том, что Господь нас прижигал раскалённой кочергой враждебной по отношению к нам власти за то, что мы в своё время польстились на те же кочерги власти, чтобы выжигать других. Может, нашим новомученникам слёзки русских раскольников отозвались с костров семнадцатого века?
Пусть мои мысли убоги, но я болею из-за того, что я не вижу никого, кто бы еще в нашей церковной среде об этом думал, пробовал понять эту книгу судеб нашей церкви. Может быть то, что сейчас приходит на смену, в какой-то мере повторенный урок.

Толоконникова: Действительно, это очень важно. Но почему этот опыт так быстро выветрился из церкви? По мне - потому что люди, которые имели отношение к церковной сфере, польстились на использование каких-то таких светских и государственных схем. И как раз в девяностых годах то самое и произошло.

Кураев: Ну, законы аскетики никто не отменял. То есть: вопрос в том, что ты больше любишь.

Толоконникова: Такое чувство, что у патриарха Кирилла всё-таки не аскетическое мышление. Как и у тех людей, которые сейчас на слуху, которые создают имидж РПЦ - они очень далеки от аскетики. И это ровно то, о чем я говорю, когда говорю, что они польстились на какие-то государственные ценности, светские.

Кураев: Не могу сказать. Для меня есть несколько зарубочек, которые меня удерживают от каких-то таких тотальных форм осуждения.

Первая - чисто личностная. Где-то в 1991 году на одну из первых служб в Успенском соборе Кремля пришёл Силаев - глава правительства во времена Ельцина-Горбачева. В конце службы он заходит в алтарь, поздравляет Патриарха Алексия с праздником. Корреспондентов нет, телекамер нет, а я рядом с Патриархом стою.

Подходят чиновники, за руку с Патриархом здороваются, даже не лобзаются, никто не благословляется - такие еще атеистические времена. И только Силаев, когда целуется с Патриархом, слышу, ему на ухо шепчет: "Помолитесь обо мне, Ваше Святейшество". Это не для прессы было сказано, я подслушал просто. То есть для меня это был очень важный урок в то время, когда появилась мода кричать про чиновников-”подсвечников”, которые лицемерят в храме.

Второй эпизод: на Цветном бульваре стоит дворец митрополита Филарета Дроздова, девятнадцатый век. Там арестовывали Патриарха Тихона в двадцатом веке. А в этом дворце есть интересная архитектурная особенность: за парадной спальней митрополита с лепниной чуланчик сделан. И вот, оказалось, когда митрополит удалялся со всеми благословениями спать, он проходил мимо своей роскошной спальни, постели, застланной парчой, и спал на топчане в этом чуланчике.

Эта тайна открылась, когда он умер, и его там нашли. Филарет ездил в карете, запряженной шестёркой белых лошадей - это же супер-роскошно, только у губернатора такая же была, современный Bentley даже рядом с этим не стоял. Однажды он решил отказаться от этой роскоши, и москвичи воспротивились: "Да вы что, это же предмет нашей национальной гордости!

У нас, москвичей, это есть, а у киевлян нет, и ни у кого больше!" Была у него какая-то статусная роскошь, но лично он к этому сердцем не прикипел. Почитается как святой.
Поэтому главное не то, что вокруг, а как ты к этому относишься. Я не знаю личного отношения Патриарха к той статусной роскоши, которая вокруг него. Но то, что значительная часть церковного сообщества, иерархов в том числе, с радостью бросилась к бирюлькам, погремушкам, предпочла не травить свое сознание горьким, историософским - это факт.

Толоконникова: Потрясающе быстро все забывают. Это вообще очень большое искушение - бежать за бирюльками. Если у тебя есть минимальная этика, особенно если когда-то ты был гоним, а потом плохой период завершился, и перед тобой открылись какие-то другие возможности, как можно просто забыть о том периоде и не пытаться его перенести на людей, которые оказались сейчас на этом месте? Какого объема должны быть материальные блага, чтобы полностью закрыть дорогу мышлению? Я не пытаюсь кого-то обвинить огульно, я пытаюсь понять, почему это случается, каковы исторические предпосылки этих явлений.

Кураев: Несколько лет назад произошло страшное землетрясение на Гаити, почти уничтожившее государство. Что-то мне подсказывает, что там до сих пор не всё нормально. Но признаемся честно, что в оперативной памяти, мы это как-то не держим. Поговорили об этом, посострадали первые два дня, а потом это ушло из телевизионных выпусков и забылось. Так мы, люди, устроены. Мы легко забываем и вытесняем из себя горький, ненужный опыт, окунаемся в суету.

Алехина: А если говорить об институте церкви, почему в Ватикане появляется фигура рефлексирующая и реагирующая...

Кураев: Я думаю, что всё это - улыбка Творца. Господь немножко пошутил над нами, над русской церковью в частности. Тем, что наша церковь и Ватикан сегодня оказались на одном шоссе, но едут по встречным полосам.

Толоконникова: Вы действительно отказываетесь полностью от социологического экономического анализа или вы просто лукавите?

Кураев: Почему?

Алехина: Это очень удобно.

Кураев: Давайте. Я ж не против. Давайте политический анализ и так далее.

Алехина: Мы не можем все время говорить “божий промысел”. Это невозможно.

Кураев: Но я религиозный человек.

Алехина: Даже если вы религиозный человек.

Кураев: Я знаю, что здесь контраст очень интересный, но
сознательно я больше в Бога верю.

Толоконникова: Но мы знаем, что вы умеете и по-другому! Мы слушали ваши интервью.

Кураев: Вы думаете, что это всё злые масоны специально сделали? У меня нет материалов, чтобы на ином языке рассматривать мотивы кардиналов. Как кардиналы нашли вот этого своего аргентинского коллегу и почему за него голосовали испанские коллеги, почему немецкие, почему американские, почему итальянцы согласились - я не знаю. Закрытые материалы.

Алехина: Почему рефлексия в России у церкви не выходит на первые позиции? Почему на первые позиции выходит вот это инертное, наследное, довольно топорное видение всех проблем?

Кураев: Отчасти - моя вина. Я вам признаюсь. В начале девяностых годов я был пресс-секретарём Патриарха Алексия. И была у меня одна идея, которую я, сознаюсь, не реализовал, побоялся. А идея у меня была такая: предложить Патриарху Алексию наложить запрет на издание православных книг в стране.

Толоконникова: Реально?

Кураев: Конечно, почему нет?

Толоконникова: Я в девяностых годах читала книжку Максима Козлова - он, мне кажется, просто не дал бы этого сделать. Он бы встал грудью.

Кураев: Добиться согласия властей о запрете издания религиозной литературы и сделать так, чтобы вся церковная литература согласовывалась с патриархией, было можно. Чтобы в дальнейшем издавать каждый год три-четыре книжки миллионными тиражами, но - качественных. Лучших. Того же митрополита Антония Сурожского и других таких авторов, совестливых. Чтобы не было такой фанфарической версии истории церкви, по которой мы от понтификата к понтификату жили все духовитей и духовитей. Чтобы православные проповеди не скатились до пропагандизма.

Алехина: Хотели монополизировать. А монополизация всегда ведет к плохим последствиям.

Кураев: Я понимаю, да. Но я также понимаю, что ослабленному организму на какое-то время необходим карантин. Если бы такой карантин был хотя бы в течение трех-четырех лет, то, может быть, удалось бы поставить вкус.

Алехина: От этого очень трудно отказаться - вот, взять, к примеру, Владимира Владимировича Путина. Потом люди не отказываются уже.

Кураев: Поэтому, опять же, вопрос в аскезе, внутренних мотивах - что для меня ценнее, что главнее. Как быстро и часто я забываю об этом главном. Ну, в таких случаях есть врач, и я опять скажу, что это Господь, который внезапно подставляет подножку там, где ты уже хотел встать на чемпионский пьедестал.

Толоконникова: Как вы можете объяснить очень резко меняющуюся траекторию официальной пресс-позиции российской православной церкви по отношению к политическим действиям? Мне всегда было очень интересно.
У меня был забавнейший эпизод в моей тюремной жизни. Однажды в Мордовии после рабочего дня, когда все очень устали, я была в столовой. Мы поели тухлых щей, я вышла к подоконнику и обнаружила там журнал "Фома" за 2009 год. Я открыла его на произвольной странице и увидела там свою фотографию. Эта фотография была сделана на “Марше несогласных”, она иллюстрировала интервью с Всеволодом Чаплиным, в котором он говорил, что РПЦ готова приветствовать гражданскую активность.

Он прямо говорил: “Я не исключаю участия граждан в пикетах, митингах, и я считаю, что это позитивно». И эта вот фотография со мной была приложена к статье как пример чего-то положительного. Для меня это было знаковое событие, поэтому вопрос резкой смены официальной позиции РПЦ стоит передо мной очень остро.

Кураев: Я тоже наше общение с этой темы начал: церковь меняется - это правда. И мне было гораздо ближе то, что было до 2009 года. В течение многих лет меня считали неофициальным спикером Патриархии. Я не напрашивался на эту должность: так получилось, что в 1990 году я стал пресс-секретарем Патриарха, активно работал на этой позиции год и числился еще года полтора. Но почему-то с той поры у журналистов привычка: чуть что - звонить мне. Ну, хорошо, я человек безответный, робкий, белый и пушистый, поэтому даю комментарии. Причем за все эти годы, за 20 лет, мне не звонили из Патриархии с пояснением: «Отец Андрей, если тебе будут звонить журналисты, то наша позиция такая –то».

Никакой попытки направлять не было, причем на девяносто девять процентов моя позиция совпадала с Патриархией при Патриархе Алексии II, и не потому, что я подлаживался, а потому что я, во-первых, понимал логику его мышления и принятия решений. А во-вторых, я как-то спрашивал митрополита Кирилла: “Владыко, а я не наврежу?” На что я слышал: “Отец Андрей, ты всё делаешь правильно. Когда мы не можем официально что-то сказать - это говоришь ты, более резко, но как частное лицо. Всё нормально”. Меня только об одном всегда просили: не выдавать свою позицию за официальную, за общецерковную.

Я всегда говорил как идиот, то есть как частное лицо, то есть официально не уполномоченный никем. А сегодня другие интонации слышны, сегодня Патриархия говорит: “Священнослужитель не имеет права озвучивать частную позицию, только транслировать официальную”. А я старый медведь, меня новым фокусам поздно учить.

Толоконникова: Как вы будете справляться с этими запретами? Я думаю, вы же будете продолжать говорить…

Кураев: Я как миссионер чувствую, что я нужен людям такой, какой я есть: толстый, лохматый, колючий, но такие тоже бывают нужны. Других гламурных, правильных батюшек много - и слава Богу, пусть тоже говорят, я им не мешаю.
Как учит нас великий учитель Толкиен, иногда и от малоросликов бывает польза, хотя у них лохматые ноги и странные некрасивые уши. Но иногда Господу и ослики нужны, и малорослики.

Толоконникова: Чаплин - это вообще фигура совершенно удивительная, почему-то он мне на ум пришел, когда вы говорили про колючих. Он написал мне письмо в колонию. Он попытался начать некоторый диалог, к которому мы его призывали, когда еще в СИЗО сидели. Мы говорили, что были бы счастливы встретиться, просто мы не можем прийти к Всеволоду Чаплину, потому что мы сидим в некотором смысле в тюрьме, но если он придет к нам, то мы обязательно поговорим.

И вот, в 2013 году он решил, наконец, попытаться начать диалог. Прошла пара месяцев, началась моя голодовка, и он сказал: «Ну и что, что им там плохо - их посадили, чтобы они там мучились». Его позиция меняется с потрясающей скоростью, я никак не могу объяснить себе этот факт, и я даже не буду стараться этого делать.



Пс.118:113 – «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю».

Более подробную информацию вы можете получить ЗДЕСЬ
http://www.kistine1.narod.ru
 
Игнатий_Лапкин_(ИгЛа)Дата: Среда, 15.01.2014, 14:54 | Сообщение # 36
Супер главный
Группа: Главный Администратор
Вера: Православный христианин
Страна: Российская Федерация
Регион: Алтайский
Город: Барнаул
Сообщений: 7670
Награды: 32
Репутация: 30
Статус: Offline
(продолжение)

Кураев: Эти слова отца Всеволода меня глубоко поразили.

Толоконникова: Ему нужно было ответить словами доктора Гааза...

Кураев: В том-то и дело! Это какое-то служебное несоответствие. Московский священник не имеет права не помнить эту московскую легенду. Была такая легенда - давайте ее напомним читателям.

Толоконникова: Давайте по ролям!

Кураев: Тогда я за Филарета.
Жил в Москве доктор Гааз, католик, очень добрый человек, основавший движение в помощь заключенным. Условия для зеков тогда были чудовищные: сковывали буквально одной цепью, камеры были общие мужские и женские. Доктор Гааз создает общественный комитет для помощи заключенным, в который входит Митрополит Московский Филарет. И когда доктор Гааз предложил свои идеи облегчения жизни заключенным, Филарет спросил «К чему это делать? Да, заключенные страдают, но тюрьма для этого и создана, они должны искупать свои грехи, свои преступления».

Толоконникова: Гааз ему отвечает на это : «Послушайте, есть же невиновные!»

Кураев: “Эти люди в тюрьме по решению суда, суд рассмотрел обстоятельства всего дела, и суд у нас мудрый профессиональный, Государем утверждённый и поэтому, безусловно, эти решения все справедливы, они правильно страдают”.

Толоконникова: “Но вы забыли еще одно решение светского суда - Иисус Христос был осуждён светским справедливым государственным судом”.

Кураев: “Простите, доктор, вы не правы, это не я забыл о Христе, когда сказал эту глупость - Христос в эту минуту забыл про меня”.

Во такая сцена из московской жизни XIX века.

Толоконникова: А вам нравится позиция Гааза?

Кураев: Конечно.

Толоконникова: А вы готовы заниматься правами заключенных?

Кураев: Наверное, не готов.

Толоконникова: То есть, вы не до конца консолидируетесь с этой позицией? Она вам нравится чисто теоретически?

Кураев: Теоретически - да. Но, все-таки, у каждого какое-то свое служение.

Толоконникова: Вас не смущает то, что ситуация изменилась достаточно слабо по сравнению с той, которую описывал Гааз? По-прежнему существуют пытки, по-прежнему существуют люди, которые умирают в заключении, по-прежнему есть унижение человеческого достоинства в местах лишения свободы.

Кураев: Вы меня не услышали. Когда я сказал, что церковь меняется, а я нет - это же я не Патриарху говорю, я говорю всем. Когда я говорю, что я старый медведь, и новым фокусам меня научить уже невозможно - это касается всех, в том числе и политиков. Вот, наши замечательные журналисты считают, что мы теперь должны быть в одной группировке, а я ни в одну партию не записываюсь, я не общественный деятель.

Толоконникова: Постойте, я не приглашаю вас ни в какую нашу партию, я спросила вас о ваших интересах.

Кураев: Я не общественный деятель.

Толоконникова: Вы общественный деятель, вы лукавите.

Кураев: Нет, это не так.

Алехина: И церковь как институция принимает участие в жизни заключенных...
Кураев: Конечно, принимает.

Алехина: ...Вопрос в том, как она принимает это участие.

Кураев: Я при случае по колониям ездил тоже, были и такие встречи в моей жизни. Есть у меня одна вещь, которая очень сдерживает меня, сковывает: мне бывает очень неудобно к заключенным обращаться, потому что у этих людей опыт боли больше, чем у меня. Я пока еще слишком благополучен.

Толоконникова: Как вы относитесь к тому, что у некоторых заключенных нет возможности посещать храм? Они все свое свободное время работают, и если они пойдут в храм, то они не пойдут на работу, и их могут избить.

Алехина: Когда меня привезли в Нижегородскую колонию и устроили в библиотеку работать, буквально напротив моего стола, где я сидела и писала, поставили книгу - это было подарочное издание о Патриархе Кирилле с его лицом на обложке, такая большая красивая книжка. Видимо, ее кто-то туда намеренно поставил, ну или нет. Пришлось прочесть. Одна из историй в книге была о том, как Патриарх посетил Нижний Новгород в то время, когда были пожары в 2010, кажется, году. Ему был задан вопрос о погорельцах: «Что вы можете сказать этим людям?» И Патриарх сказал: «Я призываю всех молиться о дожде» - всё, одна фраза. Я сейчас усмотрела в вашем ответе некоторую схожесть позиции.

Церковь, в моем понимании, все- таки должна являться нравственным авторитетом и задавать тренд. И вы здесь уже говорите не от себя, вы говорите от церкви.

Кураев: Когда я говорил от церкви?

Алехина: Вы часто говорите от церкви. Часто. Во многих интервью.

Толоконникова: В любом случае, это надо учитывать, потому что это совершенно элементарный закон восприятия. Вы можете считать, что говорите как частное лицо, но, на самом деле, будут воспринимать как говорящего от лица церкви.

Кураев: Когда я на ваше предложение заняться правозащитной деятельностью ответил, что, наверное, не стал бы этого делать - это я от лица церкви говорил? Понятно же, что это я говорил от себя.

Алехина: Кроме защиты прав, есть иные формы помощи заключенным, в которой они нуждаются. Например, некоторая просветительская деятельность.

Кураев: От этого я никак не отказываюсь.

Толоконникова: Это им действительно нужно. Им нужно живое слово, им не нужен формальный подход - они это очень остро чувствуют.

Кураев: Для того, чтобы я занимался просветительской деятельностью, в том числе в колонии, руководство этих колоний не должно считать меня каким-то инструментом воздействия на них или каналом утечки информации, или “выноса мусора из избы”, и так далее. Чтобы не считали, что я могу принести или вынести передачу, письмо. Мои функции должны быть публично открыты, чтобы я спокойно приехал, рассказал что-то. И если мое слово хоть кому-то будет интересно - уже хорошо. Не обязательно просвещать, вразумлять, достаточно хотя бы отвлечь человека на часик от текучки. В последний раз я ездил по колониям в октябре и не против продолжить.

Мария, Надежда, вы встречались со священниками во время заключения?

Толоконникова: Я беседовала с одним священнослужителем, это было во время моей голодовки. Он зашел ко мне после того, как я выслала телеканал “Россия 2” с передачей “Прямой эфир”. Мы имели с ним краткую беседу, это продолжалось каких-нибудь минут семь. Он меня спросил о голодовке, о ее причинах - я рассказала. Он спросил также моего мнения об отношениях церкви в этой колонии с ее руководством и заключенными. Я ему высказала свое мнение. Оно заключалось в том, что у людей просто нет свободного времени на посещение церкви, и очень часты случаи дедовщины, как в армии.

Через эту дедовщину людям фактически запрещают ходить в церковь, потому что это отнимает время от работы. Тем более у них нет времени посидеть, почитать Библию. Священник подарил мне икону с благословением патриарха Кирилла и ушел. Через неделю я смотрела “Прямой эфир”, где присутствовал этот священнослужитель.

Он сказал, что приходил ко мне и спрашивал про мою голодовку, а я ему в ответ сказала что-то невразумительное, из чего он понял, что моя голодовка полностью спланирована извне. Его высказывания обо мне совершенно никак не соотносились с тем, о чем мы беседовали. Может быть, он забыл, о чем мы беседовали, хотя он записывал все на айфон. Это был единственный опыт моего общения со священниками. Я ходила на службы в Мордовии, но лично со священниками я там не общалась.

Кураев: Давайте уточним один момент, чтобы читатели не испугались. Вы сказали, что священник записывал вашу беседу на айфон. Это не был формат исповеди? Тайна исповеди не была нарушена, запись велась с вашего согласия?

Толоконникова: Нет, это была не исповедь. Он не скрывал, что делает запись, просто положил айфон и включил диктофон.

Алехина: В московском СИЗО время от времени на праздники приходили священники для того, чтобы просто, наверное, увидеть камеру, подарить какие-то подарки и уйти. Посещения занимали буквально минуту. Накануне этапирования, может быть, за неделю или за две, было очередное такое посещение, и я сказала священнику, что хотела бы с ним поговорить. Не в рамках исповеди - просто поговорить. Он согласился, нам выделили помещение, мы разговаривали, наверное, около часа. Я не могу сказать, что данная беседа стала важной для меня. Этот человек не видел никакой разницы между президентом и царем и очень рьяно транслировал эту позицию.

Это был очень странный разговор.

В Нижегородской колонии был случай. Широко анонсировался приезд митрополита Нижегородского и Арзамасского, висели объявления. Начальники отряда, председатель отдела неоднократно сообщали, что все желающие могут прийти. Встреча должна была пройти в клубе, так как помещение церкви не могло вместить такого количества осужденных, которое предполагалось на мероприятии. Я изъявила желание присутствовать, заблаговременно всех об этом известила - все, что с моей стороны требуется, я сделала.

Когда он приехал, я пошла на встречу, в соответствии с изъявленным желанием. Но меня просто не пустили, а потом неформально мне сообщили о том, что существует приказ начальника колонии не пускать меня туда. Мне тогда было очень обидно. Замечательная картина: начальник ГУФСИН, начальник колонии, митрополит, делающие фоточки на фоне церкви - и я, стоящая рядом и разводящая руками.

Ну и я просто одна ходила в церковь, не анонсируя это никак. Сначала у руководства колонии в Нижнем Новгороде возникали какие-то вопросы, меня вызывали к замначальника по воспитательной работе, который спрашивал, зачем я хожу в церковь. Я отвечала, что это глупый вопрос, и продолжала туда ходить. В Березняках всё гораздо хуже, там просто нет церкви, лишь так называемая молельная комната, в которую приезжает батюшка только на Рождество. А большинство женщин в моем отряде очень хотели бы общаться с батюшкой хотя бы раз в неделю, хотя бы раз в две недели.

Я не склонна все эти истории сваливать на какой-то злой умысел. Я думаю, что это пресловутая инертность, привычка, которая вырабатывается, наследуется, у которой нет достойного противодействия. Эти люди, которые живут по накатанной и совершенно не имеют мотиваций к изменению. А они не имеют такой мотивации отчасти по нашей вине, по вине общества, потому что общество их к этому не стимулирует.

То, чем мы с Надей сейчас намеренны заниматься - это попытка простимулировать властные структуры задуматься над тем, как они относятся к человеку. Сейчас ты ежедневно поставлен в ситуацию выбора: любое твое действие будет восприниматься твоим оппонентом либо как прогиб, либо как победа. Невозможно сохранять какие-то обыкновенные, нормальные, ровные уважительные отношения, которые требуются человеку для развития. Меня не пустили на ту встречу с митрополитом, наверное, потому что в их сознании я могла совершить какую-то провокацию. Я считаю, что я не давала никаких предпосылок так считать, но это постоянно происходило.

которая убивает возможность всякой искренности.

Кураев: Церковь меняется. Это означает, что и время заморозков пройдет. Церковь - это мир людей, и люди меняются. Церковь - это не только смена какого-то митрополита или патриарха. В церкви появляются люди из «непоротого» поколения, люди с опытом свободы, опытом дискуссии, не желающие считать себя безгласной паствой, которая должна отдать денежку и поцеловать ручку.

Главное – не отчаиваться, как вы не отчаиваетесь, когда понимаете, что не сможете сделать систему колоний и тюрем подобием сочинских курортов. Но ведь если невозможно это сделать, то это не значит, что не надо помогать хотя бы кому-нибудь. Так же и в церковной жизни. Мы не сможем создать заново апостольское общение, то так называемое общение первозданного христианского раннего коммунизма. Но разглядеть друг друга, помочь кому-то, найти настоящего священника - это можно. И наверняка эти женщины, которые сидели с вами, рассказывали о таком добром опыте, о хороших батюшках, которых они встречали на своем пути.

Толоконникова: К несчастью, в колонии правда жизни настолько серьезна и сурова, что разговоров духовных, религиозных, или разговоров об искусстве не заходит как таковых. А если они заходят, то вызывают некоторое непонимание. У нас не было вообще никаких религиозных разговоров, потому что эта сфера жизни опирается на некоторую материальную оснащенность: когда у тебя уже есть все для быта, ты уже можешь о чем-то таком подумать. В колонии люди обретают максимально материалистическое видение мира. Требовать от них каких-то духовных высот при том, что у них вообще нет ничего, практически невозможно. Невозможно же требовать от всех людей, чтобы они были святыми.

Кураев: Конечно.
Всеволод Чаплин после того, как вы уже освободились сказал, что в Марии он увидел духовную эволюцию, но не увидел ее в Надежде. А вы, отец Андрей, напротив, в своем блоге писали после одного заявления Марии, что она после выхода не поумнела. Как Мария должна была поумнеть, по вашему?

Кураев: Мне просто очень не хотелось бы вновь увидеть вас в храме танцующих, вот и всё. И когда вы с первых шагов сказали, что вы бы снова это повторили - как я еще могу на это реагировать?

Толоконникова: История с заявлением была некоторой журналистской иллюзией. На самом деле было так: задали очень типичный вопрос о том, сделали бы мы это, если бы знали, чем всё закончится. Маша ответила, что мы не терпим обсуждения истории в сослагательном наклонении: что было, то было, и с этим уже ничего не поделаешь. Это отношение, которое вообще вытекает из нашей концепции истории, оно никак не связано с будущим и с настоящим.

Кураев: Тогда беру свои слова обратно. Простите.

Охлобыстин, который носит духовный сан, после акции сказал: «Я бы девушек выпорол, перегнув через коленку, проводом от какого-нибудь осветительного прибора, без всякого демократизма, а затем отпустил бы на все четыре стороны».

Кураев: Важно уточнить: это отец шести дочек сказал. Это личный педагогический опыт человека!

Отец Андрей, а вы бы какую меру наказания могли предложить , кроме «накормить блинами» и «принудить к духовно- образовательному усилию для изменения восприятия…»?

Кураев: А до вас не доходила моя страшная мстя? Нет? Я тогда для вас всех ее придумал! Я бы по приговору суда обязал вас прочитать книжку дьякона Кураева - страшнее наказания я не знаю.

Толоконникова: Я была близка к этому, когда я жила с вашими поклонницами в общежитии МГУ.

Отец Андрей, вы недавно писали, что «без жесткого побуждения извне церковь не очистится». А что бы вы изменили сегодня в РПЦ как институте? И как?

Кураев: Не буду говорить. Потому что это очень серьезно, Церковь для меня очень дорога. Это как если бы я рассказал, как бы я сам себе удалял аппендицит. Это разговор слишком ответственный и серьезный.

Надежда, Мария, а у вас есть какая-нибудь мысль по этому поводу?

Толоконникова: Это будет тот самый случай, когда мы со своим уставом полезем. Реформы пусть делают люди, которые имеют непосредственное отношение к РПЦ. Мы можем лишь предложить свое видение и общие рекомендации, может быть, этического характера.

Алехина: Для церкви очень важно просто слышать людей.

Кураев: Это важно для любого института, в том числе и для государства, это проблема любого общества. А вот как расслышать голос людей? Епископ не слышит голос священника, очень многие священники не слышат голоса прихожан и не дают им возможности что-то высказать. Хорошо было бы вернуться к опыту поместного собора 1917-1918 годов, когда все-таки во главу угла была поставлена община, приход.

Толоконникова: Хотелось бы видеть в официальных текстах, в высказываниях РПЦ больше богословной любви, чем богословной ненависти. Люди будут неискренними и неправдивыми в том случае, если вы будете настаивать на исполнении только догматов, они будут бояться какую-то мысль осуществить, потому что за этим может последовать наказание, вплоть до тюремного наказания.

Кураев: Давайте я все-таки вмешаюсь: терпеть не могу, когда слово «догмат» так используют. Догмат в церкви только один: “Бог есть любовь”. Все, и на этом догмы кончаются...

Толоконникова: Это для вас, но есть иная позиция.

Кураев:... А есть церковные каноны, есть известные любимые вами правила Трулльского Собора.

Алехина: Мы обсуждаем позицию РПЦ.

Кураев: Позиция РПЦ - это другое дело. К догмам это не имеет отношения. Иногда имеет, конечно.

Толоконникова: Замечательно, что вы согласились с этим. Потому что, по моему опыту, “Бог есть любовь” гораздо реже используется, чем прочие высказывания.

Кураев: Проблема в верности самой Церкви своей же собственной вере.

Толоконникова: На пересылке в Омске я пыталась читать высказывания Патриарха Кирилла: летом 2013 года он говорил о том, что вообще нельзя судить. Это было для меня какое-то арт-ощущение, словно я в фильме. Я сидела в Омске, это одна из самых страшных “красных” тюрем со страшнейшим видом режима. Там я сидела во дворике с решётками из колючей проволоки и читала о том, что оказывается, нельзя судить. Не понимаю, почему он не сказал это на год раньше, например.

Алехина: Божий промысел.

Кураев: Вы знаете, у каждого из нас есть такой разрыв, то есть нет ни одного человека на земле, тем более христианина, который бы не произносил бы этих слов. К сожалению, нет ни одного человека, включая меня, который бы не нарушал бы это.

Толоконникова: Я и говорю о потрясающем изменении траектории публичной позиции РПЦ, которая, к несчастью для нас, оформилась в «двушечку». Хотя для нас это в принципе позитивный опыт. Поскольку, я надеюсь, мы сможем извлечь из этого большую пользу не только для себя, но и для окружающих людей.

Кураев: Остается сказать банальность: то, что не убивает, делает сильнее.

Толоконникова: Ну вот, остановились на банальности…
А что Вы чувствовали во время разговора?

ckfdfujcgjle

Ловкий у Снобва получился заголовок:
Кураев, Толоконникова, Алехина:
Притиснуть патриарха к кремлевской стене

То есть в числе прочих Кураев хочет притиснуть патриарха к кремлевской стене.
И заглавное фото в стиле трех богатырей.

Хотел того о. Андрей или не хотел, а журналисты стилистически его поставили под знамена писириоток.
Поддерживаю отца Андрея в попытке их помиссионерить. Удивился, сколько серьёзного он им сказал или пытался сказать. Теперь они будут знать, что в церкви есть много мнений.
Миссионерить не обязательно. Но хотя бы поговорить надо было. Уж слишком громко сысоевские подонки требовали тюрьмы для этих женщин. Нельзя было допустить, чтобы голос Церкви по данному вопросу свелся к истерикам этих недоумков. Действительно, пусть знают, что в Церкви есть и более разумные мнения.
malkolms

Уже в начале девяностых годов меня стало ужасать поведение православных, которые мечтали о репрессиях против несогласных: “Зачем сектантам дают право слова? Зачем американцев пускают к нам проповедовать? Нам надо их всех выгнать!” - и так далее. Когда ты только вышел из тюрьмы и уже начинаешь мечтать, как бы посадить туда своих гонителей, значит, тюрьма пошла не на пользу.

Отец Андрей, что то я не понимаю. А Никонову Вы в те времена жаловались на недостаток пассионарности православных.

Почему вы решили, что пассионарность может проявляться только в репрессиях против несогласных? а не, например, в проповеди среди мигрантов из мусульманских стран?

Когда срамным местом в алтаре трясли, хоть слов не было слышно (это потом выяснилось про протест, панк-молебен и все такое модное - тут же либералы сделали из них иконы).
Теперь, когда рот открыли - лучше бы плясали.
Дьяк стремный.
Солженицын однажды заметил: "благодарение тебе тюрьма, ты сделала из меня человека".
Дай Бог этим молодым женшинам, чтобы их тюремный опыт пошел им на пользу.

Самое главная проблема отца Андрея, что он не понимает, кто такой Патриарх Кирилл.
Мне это напоминает сталинские процессы над псевдошпионами, которых ни за что ни про что репрессировали, а они верили в доброго царя Сталина,
и думали, что это какая-то ошибка и самодеятельность нижестоящих органов.
А добрый ИВС не создавал этой системы.

Отец Андрей, я знаю подвижников (старцев) РПЦ 70-90-х годов, которые говорили, что у следующего патриарха (после Алексия II) на кресте будет не Христос, а чёрт сидеть.

Вы ближе к Церкви официальной, Церкви медийной, но далеки от святоотеческого подвижнического православия. Вы это православие, которое именно настоящее и существует параллельно официозу, не знает опытным путем вовсе. Только умозрительно. Это ваша проблема.
Откроются ли у вас глаза? Не уверен, сонм подвижников благочестия покинул этот мир в 2000-е годы. Были ли вы с ними знакомы? Увы...Я никогда не читал об этом у вас.

А, да, самый матёрый волчара в овечьей шкурке типа несёт в себе что-то от Бога.... Ну-ну.

Если официозные руководители стоят на всех властных постах РПЦ, левачят деньгами и не брезгуют шоколадными дырочками, и вся эта мразь проникает всё ниже и ниже в православную иерархию - это, как-бы, не тема для дискуссии?

Образ врага, успешно слепленый мп-шными идеологами из русской либеральной интеллигенции, сегодня (в день публикации этого диалога) понёс невосполнимый ущерб. ))) Спасибо, о.Андрей - Родина Вас не забудет.

о. Андрей почему Вы сами не хотите обратиться хотябы по казанскому делу в церковный суд? Вы говорили, что миряне не могут, но Вы то почему не можете выступить инициатором? Даже если клирики других епархий не могут обращаться, то это может быть первым прецедентом и в виду сложившейся ситуации сработать. Никто не обращется в церковный суд, может потому и не работает судебная машина?! Если же Вы просто пытаетесь спровоцировать других людей сделать что должны сами сделать, а самим остаться в сторонке, то так ведь неправильно ни с канонической ни с каких либо других соображений...

Кураев что-то задумал. Кажется, он хочет вызвать противника на прямую агрессию против себя. В себе он уверен больше, чем в нас.

Кураев: Я при случае по колониям ездил тоже, были и такие встречи в моей жизни. Есть у меня одна вещь, которая очень сдерживает меня, сковывает: мне бывает очень неудобно к заключенным обращаться, потому что у этих людей опыт боли больше, чем у меня. Я пока еще слишком благополучен.

"Самое главная проблема отца Андрея, что он не понимает, кто такой Патриарх Кирилл."

А, да, самый матёрый волчара в овечьей шкурке типа несёт в себе что-то от Бога.... Ну-ну.

Если официозные руководители стоят на всех властных постах РПЦ, левачят деньгами и не брезгуют шоколадными дырочками, и вся эта мразь проникает всё ниже и ниже в православную иерархию - это, как-бы, не тема для дискуссии?
против себя. В себе он уверен больше, чем в нас



Пс.118:113 – «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю».

Более подробную информацию вы можете получить ЗДЕСЬ
http://www.kistine1.narod.ru
 
Игнатий_Лапкин_(ИгЛа)Дата: Суббота, 18.01.2014, 09:30 | Сообщение # 37
Супер главный
Группа: Главный Администратор
Вера: Православный христианин
Страна: Российская Федерация
Регион: Алтайский
Город: Барнаул
Сообщений: 7670
Награды: 32
Репутация: 30
Статус: Offline
о.Всеволод Чаплин об о.Андрее Кураеве



Пс.118:113 – «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю».

Более подробную информацию вы можете получить ЗДЕСЬ
http://www.kistine1.narod.ru
 
VKДата: Понедельник, 20.01.2014, 04:05 | Сообщение # 38
Главный
Группа: Администратор
Вера: Православный
Страна: Российская Федерация
Регион: Москва
Город: Москва
Сообщений: 876
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Ну и дела. На одном из православных ресурсов нашел вот такое изображение и видно что это Чаплина Карикатуризируют
(по Бороде прическе и кресту понятно что это он)


и такие комментарии:

Пора ССБ в церкви вводить, чтоб вычищать мерзость из священноначалия, ибо по священникам, публичным людям которые на виду, судят о всей церкви...

Поистине, как говорит прот. Георгий Эдельштейн: "Советский человек не умеет каятся, советская церковь - так же". Может ли быть церковью сообщество, не признающих своих грехов? Можно ли надеяться на Царство Небесное минуя покаяние? Не "порождения ехидновы" ли мы в таком случае? И как мы избежим Божия гнева? Ах дааа, я забыл, мы же не священники, это все они! Пусть сами отвечают. А нам главное - свою душу спасать.

дОжили.. Православные на попов карикатуры распространяею. На крещение

Не надо православным группам карикатуры распространять. От вас же может и пойти остальная волна, которая взболамутит всех


Сообщения с социальных сетей "В контакте" и "Одноклассники" и ютуб канал
 
VKДата: Понедельник, 20.01.2014, 04:10 | Сообщение # 39
Главный
Группа: Администратор
Вера: Православный
Страна: Российская Федерация
Регион: Москва
Город: Москва
Сообщений: 876
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Кстати видео Чаплина выложенное чуть ранее Игнатием посмотререли
70000 человек.

256 человек поддержали Чаплина
961 Не поддержали Чаплина и значит поддерживают Кураева.

Однако чаплина поддерживает только пятая часть ответивших (20%)
80% не поддержали Чаплина


Сообщения с социальных сетей "В контакте" и "Одноклассники" и ютуб канал
 
VKДата: Понедельник, 20.01.2014, 04:24 | Сообщение # 40
Главный
Группа: Администратор
Вера: Православный
Страна: Российская Федерация
Регион: Москва
Город: Москва
Сообщений: 876
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline


Сообщения с социальных сетей "В контакте" и "Одноклассники" и ютуб канал
 
Православный форум Игнатия Лапкина "Во свете Библии" » Новости и Статьи » Новости Христианского мира » Кураев, ОПК и вражда учителей
Поиск:

;
Статистика Форума
Последние обновленные темы Самые популярные темы Лучшие пользователи Новые пользователи
  • Поиск чудес – признак неверия в Бога (4)
  • Корона вирус (9)
  • Дробот (Велинская) Анастасия Валерьевна (5)
  • Вопросы Игнатию Тихоновичу, на которые люди ждут ответ (3694)
  • 9. О святых постах в Церкви Христовой (30)
  • Троица (6)
  • Пасха Христова. Христос воскрес! - Проповедь 1. (10)
  • Благовещение Пресвятой Богородицы (12)
  • Крещение Господне (27)
  • Рождество Христово (20)
  • Вопросы Игнатию Тихоновичу, на которые люди ждут ответ (3694)
  • Вопросы Игнатию Тихоновичу, на которые люди ждут ответ (685)
  • Современное Православие. Нападки. Агрессоры. (194)
  • Комментарии к видеороликам на ютубе (165)
  • Пупков Сергей Павлович и собаки. (160)
  • 12. О поклонении Ангелам и святым (129)
  • 70 вопросов верующим в Троицу (116)
  • Признаки пришествия Антихриста. ЧИПЫ. Глобализация. (116)
  • Переписка с Соболевым Юрием Игнатия Лапкина (107)
  • Обманывал ли Бог? (105)
  • Игнатий_Лапкин_(ИгЛа)
  • Иулия
  • Admin
  • Ольга
  • Сергей-Пупков
  • VK
  • Андрей-Осипов
  • Michael
  • Игнатий_Лапкин-(ИгЛа)
  • Сергей_К
  • ВАЛЕНТИНА12
  • Еликонида_П
  • Alex
  • Осипов-Андрей
  • Ирина
  • Игорь_Дыбунов
  • Роман_Долгов
  • Vecheslav_Volkov
  • Starik
  • Анна_Оконешникова
  • Кладбищенский_Плут
  • marina_lapkina
  • vitaliy79
  • Иван_Сергеев
  • ДАННЫЕ_УДАЛЕНЫ
  • Светогор
  • Tonia
  • oxxxymoisey
  • Grabon79
  • olegvla
  • taras
  • Андрей_Егоров
  • AnastasiaFil
  • VVG1967
  • Николай-Пономаренко
  • aasemenov
  • Иван_Карпов
  • MaksimFedorov
  • Gleb_Severov
  • Юрий_коробейников
  • Счетчик пользователей Пользователи сегодня 13.02.10 07.02.10

    » Зарег. на сайте
    Всего: 990
    Новых за месяц: 1
    Новых за неделю: 0
    Новых вчера: 0
    Новых сегодня: 0
    »
    Положения посетителей форума

    Rambler's Top100 статистика Маранафа: Библия, чат, христианский форум, каталог сайтов. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Добавить сайт Украина онлайн НикНок - каталог сайтов Graffiti Decorations(R) Studio (TM) Site Promoter